На другой стороне мира

Запись добавил admin June 14th, 2007 1:43 в раздел Путешествия в Армению, Фотографии.

h-0607-karut-1.jpg
У маленького Геворка и Эли есть всего две книги: армянская народная сказка «Сутасан» («Лжец») и учебник анатомии. Еще есть кукла со сломанными руками и облезлыми волосами. Сказку им на последнем звонке подарили десятиклассники в соседней деревне, а как учебник оказался в их доме, никто уже не может вспомнить.

Сказка детей не осбенно интересует, по их мнению, «там нарисованы только скучные дяди», им больше нравится учебник: картинки интереснее. Трехлетний Геворк объясняет, что нарисовано на картинках. Например, рисунок, где показано, как правильно надевать кислородную маску, Геворк комментирует так: дядя пьет бензин.

h-0607-karut-2.jpg
В будущем году пятилетняя Эля пойдет в школу. В ее родном селе Караглухе, который сами сельчане называют Карут, всего три дома и нет школы. Ей придется каждый день идти пешком по лесу 2-3 километра туда и столько же обратно в соседнюю деревню Шалуа, где проживает 8 семьей.

Карут – один из северных сел Кашатагского района НКР. Деревни здесь заселены выселенными из Азербайджана беженцами, гражданами Армении, которые переехали сюда после войны по правительственной программе переселения и исконными жителями, которые вернулись сюда после войны.

До войны Кашатаг считался территорией Азербайджана, после войны находится в административных границах Карабаха. Жители района говорят, что чувствуют себя потерянными, ненужными ни Армении, ни Карабаху.

От райцентра Кашатага, Бердзора поднимается дорога в деревни. Везде можно увидеть полуразрушенные дома. Хотя дорогой ее можно назвать с оговоркой: это узкая тропинка в горах, которую не всякая машина осилит. По одну сторону нависают скалы, по другую сторону – ущелье. Раз в месяц в деревни из Бердзора отправляется грузовая машина «КАМАЗ» с продуктами и всякой всячиной.

Раньше в Шалуу ездил автобус. Из соседних деревень спускались в Шалуу, автобус отвозил их в Бердзор и привозил вечером. А сейчас, если нужно поехать в город, придется платить редким сельчанам, у которых есть машины, порядка 7000 драмов за бензин.

У папы Геворка и Эльи есть машина, видавший виды «Вилис». Остается только удивляться, что она еще дышит, не то что карабкается по каменистой тропинке.

h-0607-karut-3.jpg
Мы подвезли женщину с ребенком до ее деревни Драхтик из бердзорской больницы, где ее ребенка вылечили от воспаления легких. Чтобы доехать до своей деревни, у Лилит было три выбора: либо подождать, чтобы кто-то из деревень проехал мимо на своей машине и забрал ее, либо дождаться «КАМАЗ»-а, либо осилить пешком 50 километров с ребенком на руках. Ее брат Арсен, который пришел в больницу проведать их, пустился в путь за день до этого, пешком. Когда мы доехали до деревни, он был еще в пути.

Конец весны- самый хороший сезон тут. Летом солнце припекает нещадно, зимой – снег, гололед, по узкой тропинке часто опасно ходить.

В северных деревнях Кашатага нет электричества. Жители живут в этих условиях уже 12 лет. В Шалуе построили ГЭС, однако станция пока не работает. Днем жители возятся в огороде, приглядывают за скотиной. Вечером усаживаются за обеденным столом и при тусклом свете керосиновой лампы обмениваются скудными новостями там, где неделями ничего не происходит и каждый день похож на предыдущий. Иногда они играют в нарды или шахматы, пока не станет совсем темно.

Северные деревни находятся на грани опустошения. За последние 4 года опустошились 13 деревень. Во многих деревнях живут всего две или три семьи. Подавляющее большинство жителей занимается скотоводством. Женщины и дети собирают конский фенхель – горькую траву, которую маринуют, затем продают. Трава растет в основном в скалистых местах, так что существует опасность свалиться вниз или стать добычей змеиных укусов.

Сельчане говорят, что если бы было электричество и нормальные дороги, о выезде никто бы и не подумал: земли тут плодородные, пастбища отменные.

h-0607-karut-4.jpg
Карапетян Сирануш живет в Каруте с сыном, невесткой и тремя внуками. Она приехала сюда в 95-ом году, из Абовяна. Тикин Сирануш говорит, что и она, и ее сын и внуки считают Карут своим домом. «В Абовяне сейчас все подоражало, жить стало труднее, а здесь хоть скотину держим, – говорит она. – Если бы нам создали хотя бы минимальные условия жизни, никто бы не уехал отсюда.

Если бы имелся телефон, звонили бы друг другу, почаще бы общались. В одной деревне мужчина рассказал, что его жена не была на похоронах своих родителей, потому что до нее не могли вовремя донести весть из одного села до другого.

Если бы у них был телевизор, они бы не чувствовали себя такими отрезанными от мира.

Наш цифровой фотоапарат приводит детей в настоящий восторг. Они с удовольствием позируют, потом подбегают с воплями: и мне покажи телевизор!

– Ты знаешь, что такое телевизор? – спрашиваю маленькую Лилит.

– Конечно, это такая штука, которая показывает кино и программы. – Так ей объяснили родители.

Старшего брата Геворка и Эли отправили учиться в Ереван к родственникам. Оба их родителя приехали сюда из Еревана. Когда его тетя вечером зажгла в комнате свет, он посмотрел на люстру, захлопал в ладоши и закричал: будем есть торт! Он принял лампы за свечи. Ему 7 лет, и он впервые в жизни видел электрический свет.


Асмик Оганесян

Комментарии закрыты.



Навигация по сайту

Старницы