На памятник Пушкину в столице Урала скидывались армянеВ канун дня рождения Александра Сергеевича «Комсомолка» встретилась с автором памятника поэту

Геворка Геворкяна мы застали в его мастерской. Здесь почти никогда не утихает музыка. Заслуженный художник Российской Федерации, профессор Архитектурно-художественной академии вспоминает, как создавал памятник Пушкину восемь лет назад. Тогда здесь тоже играла музыка.

– Я слушал духовные песнопения, читал воспоминания Достоевского об Александре Сергеевиче, – говорит скульптор. – Хотел, чтобы памятник действительно нес дух Пушкина.

Изначально к двухсотлетнему юбилею поэта планировали сделать не монумент, а изображение: портрет, который был бы прикреплен к металлической решетке забора. Когда Геворкян увидел проекты, возмутился:

– Русские должны гордиться поэтом! Уж во всяком случае, больше, нежели армяне. А от того, что я просмотрел, просто пришел в ужас.

Скульптор стал воплощать в жизнь собственную задумку. На создание памятника у него ушел год: сперва глиняный эскиз, затем гипсовый, затем – пятиметровый монумент из глины и только потом бронзовый Пушкин. Правда, к юбилею его открыть все-таки не успели. Организация хромала, постоянно не хватало денег на материалы. Кстати, гонорар за свою работу автор не требовал, это был подарок городу.
Любовь к русскому поэту начали проявлять почему-то опять же не русские: армянская община скинулась на первый взнос, чтобы купить все необходимое для памятника. Дальше стали подключаться фонды, вузы…

– Мне написала письмо одна учительница, кажется, из Артемовска – отдала все свои сбережения, пять тысяч рублей, – с благодарностью вспоминает Геворк Геворкян.

В итоге Пушкин появился в Екатеринбурге 5 ноября 1999 года. По словам скульптора, бронзового поэта ругали многие, как правило, за внешнее несходство. Впрочем, сам автор уверен: не во внешнем облике дело, главное – уловить и передать дух.

– Для меня это – не памятник человеку, а некий символ поэзии, – объясняет мастер.

Впрочем, даже «творческие враги» иногда все-таки признавали свое поражение. Например, скульптор Петр Чусовитин – автор монумента Татищеву и де Генину, – когда его работу называли лучшим памятником Екатеринбурга, качал головой:

– Нет, лучший в этом городе – все-таки Пушкин.

Эскиз монумента до сих пор стоит у Геворкяна в мастерской. А бронзовый поэт – у Литературного сквера, смотрит куда-то в сторону улицы Пушкина. Во время сессий у подножья памятника многолюдно: студенты Архитектурной академии приходят сюда отдохнуть после сдачи экзаменов. Может быть, и среди них – будущие скульпторы.

Пономарева Оксана
Комсомольская правда

Комментарии закрыты.



Навигация по сайту

Старницы

Последние записи

Архив