Арменикум СПИДПо сравнению с большинством стран Армения по части заболеваемости СПИДом выглядит вполне благополучно. По последним официальным данным, у нас зарегистрировано 443 ВИЧ-инфицированных. Однако неофициальная статистика свидетельствует, что ВИЧ-инфицированных в Армении около 3 тысяч, из которых медобследование и лечение получили лишь 40 человек.

Нежелание обследоваться и уж тем более проходить лечение, по мнению представителя Программы развития ООН Гаяне Товмасян, объясняется высоким уровнем дискриминации, которую проявляет общество по отношению к зараженным. Им отказывают в работе, с ними не желают общаться, их избегают соседи, бывшие друзья и даже родственники. Понятно, что таким пожизненным клеймом обзаводиться никто не хочет, предпочитая загонять болезнь внутрь и жить по принципу — чего не знаю, того нет. Между тем для выявления и профилактики СПИДа в Армении созданы неплохие условия. Имеется даже собственная национальная программа, финансово поддерживаемая Глобальным фондом и другими международными организациями, что позволило иметь прекрасно технически и лабораторно оснащенный центр по профилактике СПИДа, правда, переселенный из скандально известного здания на ул.Пушкина на окраину столицы.

 Однако если с профилактикой СПИДа у нас, по крайней мере по официальным заверениям, все о’кей, то того же никак нельзя сказать о стационарном лечении больных.

В центре довольно уклончиво утверждают, что нужно прийти к ним и они уже подскажут, что делать дальше больному. В одном случае это будут регулярные посещения центра, которые, учитывая его дальнее расположение, далеко не всем по карману, в других — рекомендуется домашнее содержание, что тоже весьма проблематично, поскольку представляет опасность для всей семьи. Ни одна больница не согласится уложить на свою койку ВИЧ-инфицированного, а уж тем более больного СПИДом, прежде всего из страха растерять всех пациентов. Исключением не является даже инфекционная больница.

Единственное место, где могут получить стационарное лечение отечественные “спидоносцы”, — это медцентр “Арменикум”. Но, во-первых, это заведение далеко не всем по карману, во-вторых, многие из больных не желают, по их словам, быть подопытными кроликами и лечиться “никому неведомым” арменикумом, который даже у себя на родине продолжает оставаться “темной лошадкой”. На сегодняшний день этот чудо-препарат зарегистрирован в 6 странах, включая Россию, Украину, Конго. Индия разрешила провести клинические испытания в 6 штатах.

Что же касается самой Армении, то, в полном соответствии с афоризмом о пророке в своем отечестве, к арменикуму здесь относятся с изрядной долей скепсиса. Объяснить это несложно. По истечении многих лет арменикум и в стране, давшей ему название, остается тайной за семью печатями. Даже учитывая деликатность темы и обязательную анонимность всех больных, трудно объяснить, почему так глубоко засекречено все, что касается этого препарата. Получить какие-то сведения из медцентра “Арменикум” практически невозможно, встретиться с кем-то из руководства, а уж тем более попасть в медцентр уж вовсе неразрешимая задача, особенно для армянских журналистов. Для зарубежных еще делаются какие-то исключения.

Именно эта закрытость сперва стала причиной массовой эйфории, выплеснувшейся даже за пределы Армении, а затем уже разочарований и обманутых надежд. Поначалу арменикум восприняли как панацею от СПИДа. Всеобщий восторг усилило волшебное излечение Коли Колесникова, который был доставлен в “Арменикум” в инвалидной коляске, а в скором времени не только на собственных ногах отправился домой, но и благополучно обзавелся семьей и зажил нормальной полноценной жизнью до того рокового дня, когда погиб на балконе собственного дома при невыясненных обстоятельствах.

Между тем, несмотря на “колесниково чудо”, большинство специалистов продолжали высказываться об арменикуме весьма осторожно. В свое время доктор Тимоти Мид, единственный западный специалист, участвовавший в проверке результатов лечения арменикумом, заявил, что если препарат выводит вирус из крови, как утверждают представители Армении, то это должно быть противовирусное лекарство. “С другой стороны, судя по данным о пациентах, у меня сложилось впечатление, что это иммуностимулятор. Насколько хорошо или плохо применять иммуностимуляторы при ВИЧ-инфекции — вопрос очень спорный”, — сказал Т.Мид.

Доктор Мид также утверждал, что в клинике “Арменикум” трудные бытовые условия, из-за чего некоторые пациенты покидают ее еще до начала лечения. Они чувствовали себя пленниками, армянские сотрудники, наблюдавшие за лечением, ограничивали число телефонных звонков и свободу передвижения пациента вне клиники. Это якобы делалось в целях защиты больного от назойливых журналистов. Словом, закрытость клиники и явное нежелание общаться с журналистами подметил даже далекий от средств массовой информации доктор Мид.

Поэтому панацею под названием “арменикум” журналисты продолжают обходить осторожным молчанием, поскольку получить информацию из первых рук, а уж тем более из вторых и третьих до сих пор чрезвычайно сложно. Не получая никакой информационной подпитки, естественно, и пациент начинает чураться “темной лошадки”. Бог знает, как там лечат, что такое этот загадочный арменикум и, наконец, во что обойдется это лечение. Вопросы, на которые за все эти годы мы так и не получили внятного, вразумительного ответа.

Объяснить подобную засекреченность довольно сложно, даже если принять во внимание, что это частное заведение. В “Арменикуме” размещен госзаказ, что, кстати, мало кому известно, а следовательно, государство обозначило здесь свое присутствие. А это еще одно веское основание в пользу большей открытости этого медицинского заведения, о котором население должно быть информировано, чтобы в случае необходимости определиться с выбором.

Единственным информационным прорывом в общество можно назвать только книгу “Арменикум. Экспериментальные исследования”, созданную группой ученых во главе с руководителем проекта Левоном Геворкяном. Но этот труд, в котором подводятся результаты трехлетних исследований на 47 здоровых волонтерах и 165 ВИЧ-инфицированных и больных СПИДом из 13 стран, рассчитан в основном на специалистов. Рядовой гражданин вряд ли поймет, что арменикум — это “водный раствор молекулярных и ионных комплексных соединений йода с низко- и высокомолекулярными синтетическими и природными соединениями”. Он предпочитает получить доступный и внятный ответ на волнующий его вопрос: что же такое этот загадочный арменикум?

Известно, что центр имеет своих пациентов, многие из них из-за рубежа. Но с какими результатами они возвращаются домой — ничего не известно. Обнадеживающим стало известие о том, что в начале года после 2-летних клинических испытаний арменикум зарегистрировали в России. Напомним, кстати, что именно один из ведущих российских специалистов по СПИДу профессор Покровский был едва ли не самым яростным противником арменикума.

Впрочем, справедливости ради отметим, что создатели препарата и руководители проекта вовсе не утверждали, что арменикум излечивает СПИД — этой чудодейственной силой его наделила молва. В действительности лишь было заявлено, что препарат, улучшая состояние больного, повышает качество его жизни, что, согласитесь, вовсе не мало для обреченного на медленное угасание, впавшего в депрессию больного. Однако называть арменикум радикальным средством лечения, панацеей от СПИДа и неверно, и опасно, поскольку подобные утверждения вселяют напрасные надежды.

Тем не менее такие высказывания звучали и довольно часто. И виной всему закрытость, нежелание общаться с прессой, сознательно поставленный барьер между арменикумом и обществом, которому он, надо полагать, и был адресован. И это была ошибка, о которой, наверное, уместно вспомнить и которую еще уместнее исправить в канун международного дня борьбы со СПИДом.

  
Валерия ЗАХАРЯН, www.nv.am

Комментарии закрыты.



Навигация по сайту

Старницы

Последние записи