Невинные жертвы больших инвестиций

Запись добавил Armen November 29th, 2006 20:01 в раздел Экономика и бизнес.

За восемь месяцев этого года по сравнению с прошлым промышленное производство в Армении упало на 0,9%. Это немного, но тенденция очевидна. При росте экономики на 12% в год промышленное производство не только не успевает за средними показателями, но и движется, скорее, в обратную сторону. Капстроительство в Армении дает до 21,6% ВВП. И даже сельское хозяйство с его 18% ВВП обгоняет промышленность некогда индустриальной Армении. Сократился на 2,6% экспорт, зато сильно вырос импорт. Получается, благодаря постоянным и крупным частным инвестициям в Армению развивается не своя, а “чужие” экономики. Почему?

Долларовый поток укрепляет отечественную валюту, результатом чего стал подрыв экспорта – себестоимость продукции, выпускаемой на драмы, растет, и экспорт становится неконкурентоспособным. Об этом в Армении известно давно, пишет газета “Ноев ковчег”. И так же хорошо известен виновник: Центробанк, ответственный за валютный курс.

Еще в прошлом году у усиления драма, обесценивавшего частные трансферты, были и положительные моменты. Благодаря укреплению драма подушный долларовый ВВП стал выглядеть настолько прилично, что Армения со своими 1524 долларами ВВП поднялась, по классификации Всемирного банка, в низшую группу стран со средними доходами. Имидж немного выровнялся, но жизнь легче не стала. И критика ЦБ резко усилилась, вплоть до призывов привлечь председателя ЦБ к уголовной ответственности. И тут выяснилось: если ЦБ и виноват в происходящем, то далеко не он один.

Инфляция – страшнейшее зло, с которым следует бороться всеми доступными средствами. Иногда – ценой самой экономики. Таков подход многих реформаторов в Армении. Но инструменты борьбы с инфляцией, определенной в 3,5% в год, у ЦБ ограничены. Чтобы не “трогать” цены, ЦБ вынужден стерилизовать долларовую массу, “отсасывая” ее в долговые обязательства и тем самым уводя с рынка. А чтобы сделать этот процесс привлекательным для обладателей долларов, он вынужден повышать процентные ставки, привлекающие, в свою очередь, новые доллары на армянский финансовый рынок. Эти деньги совершенно неинтересны промышленности, предпочитающей “длинные” кредиты под высокий процент. Это, в свою очередь, тоже приводит к спаду производства, лишенного кредитных инструментов.

Обязательство соблюдать стабильные цены лишает ЦБ возможности эмитировать драмы. Механизм этот опасен и требует ювелирной точности, потому что в “малых экономиках” очень легко, слегка перестаравшись, спровоцировать галопирующую инфляцию. Драмовая масса в экономике Армении составляет менее 19% ВВП, в других развивающихся странах – 40%, и потому многим кажется, что у ЦБ есть почти миллиардный запас для печати национальной валюты. На самом же деле долларовая масса тоже составляет около миллиарда, и получается, что этот сектор уже занят.

Насколько успешно ЦБ справляется со своими обязанностями, демонстрирует то, что планка инфляции поднята еще на 3% – прежний предел в 3,5% оказался преодолен. Да и вряд ли можно решить эту задачу чисто монетарно, поскольку другая чаша экономических весов – объем товаров и услуг – к инструментам ЦБ не относится. Но 10 лет назад, когда был написан закон о ЦБ, казалось, что финансы помогут справиться с любой экономической задачей. И приоритет стабильных цен в законе оговорен особо: “Если другие задачи противоречат основной задаче (стабильности цен), ЦБ отдает приоритет основной задаче…” Что-то вроде “если водка мешает работе – бросай работу”.

Сотрудники ЦБ оптимизма, тем не менее, не теряют. Они по-прежнему полагают, что стабильные цены, которые в наших условиях пока укрепляют драм, – долговременный фактор экономического роста. На подешевевшие доллары можно купить передовые технологии и сделать армянские товары конкурентоспособными на мировых рынках. А ослаблять драм, чтобы выживал сегодняшний производитель, значит продлевать ему агонию. Ведь производитель использует местные преимущества вроде дешевой рабочей силы, закрепляющие отставание страны. И чтобы не лишать производителя его экспортных возможностей, нужно все время ослаблять драм. Пока это не закончится катастрофой. Конечно, разумные соображения здесь есть. Но только если учесть, что модернизация промышленности и выход на мировые рынки требует времени, а высокие ставки кредитов просто не дадут производителю развиваться.

Ничего плохого в укреплении драма, казалось бы, нет. Долларовый поток, по идее, должен стимулировать внутренний спрос, развивая не только рынок услуг и строительства, но и промышленность. Однако именно этого и не происходит. Промышленность отдает не только внешние, но и внутренние рынки, уступая дешевеющему импорту.

Все бы ничего, если бы укреплением драма не пользовались импортеры, извлекающие из настоящей ситуации сверхприбыли. Главный советник президента по экономическим вопросам Ваграм Нерсисянц недавно заявил: “Власти надеялись, что с укреплением драма импортеры сжалятся над правительством и снизят цены, что увеличило бы спрос на импортируемые товары, освободило бы экономику от лишних денег и сдержало бы инфляцию. Однако этого не произошло. Несколько крупных импортеров в состоянии контролировать рыночные цены, и это большая проблема”.

Другими словами, власть призналась в своей беспомощности перед импортерами–монополистами. Их доля в ВВП почти 25%, их мало, и вступить в картельный сговор для них не представляет проблемы. И “сжалиться” они не торопятся.

Большинство экономических экспертов в Армении сходятся в постановке диагноза национальной экономике: отсутствие конкуренции и большой объем “тени”. По некоторым продовольственным товарам в тени оказалось 80% оборота. Такую цифру на недавних парламентских слушаниях назвал председатель Комиссии по защите экономической конкуренции Ашот Шахназарян.

Председатель ЦБ Тигран Саркисян, выступая на слушаниях, присовокупил еще одну проблему: если ценовые ожидания строительного сектора перестанут совпадать с реальностью, сектору угрожает кризис. Армянская экономика не диверсифицирована, проще говоря, однобока, и к тому же кризисы часто начинаются именно с рынков недвижимости.

Арен Вардапетян, “Новое русское слово”

Комментарии закрыты.



Навигация по сайту

Старницы